Круглосуточная юридическая помощь - +7 (495) 648-5024





On-Line суд над ИК "Россия"



  Процесс… наши дни
  История процесса август-ноябрь 2008 года
  История процесса январь-август 2008
  No Comments — Стенограммы заседаний суда
  Сопутствующие новости
  Фотоматериалы


Процесс



Почитать о процессе Вы также можете на сайте UVasProblem.net



20 марта 2009 года


В этот день заканчивается срок содержания под стражей подсудимых по делу «Инвестиционной Компании» Россия«. И соответственно именно в этот день начнется чтение приговора федеральным судьей Симоновского районного суда ЮАО г. Москвы Неделиной О. А. Как заверила председательствующий судья чтение приговора будет осуществляться ежедневно по 3—4 часа в течение недели. Приговор подведет 4-х летнюю исторю борьбы подсудимых и их защитников с со следствием и обвинением. Зал судебных заседаний опустел. Все очень непривычно. Больше полутра лет мы 2—3 раза в неделю слушали это дело в Симоновском суде. Сейчас в судебном заседании тревожная тишина, судья Неделина О. А. удалилась в совещательную комнату для вынесения приговора. Одним словом, все замерли в ожидании. Приговора ждут все — подсудимые, и их родственники, их защитники, прокуратура, бывший следователь, а ныне свидетель по делу Будило Н. Н., а так же так называемая «вторая волна», другие обвиняемые по тому же делу, которое до сих пор расследуется в СУ при ГУ МВД РФ по ЦФО.



23 января 2009 года


Сегодняшний день был необычен. Из разговоров в курилке выяснилось, что импульс новому витку в конце процесса очевидно дал все тот же следователь СЧ ГУ МВД РФ по ЦФО Будило Н. Н., который привез нам свидетеля и видеоматериалы, которых мы так ждали.

Неожиданность № 1 — Будило привез понятого — судя по всему «профессиональный» понятой, для которого любимое хобби — это участвовать в следственных действиях по делу ИК «Россия» в ГУ МВД РФ по ЦФО. Однако, прокурор был не готов к приезду дорогого гостя и так и не смог вменяемо объяснить, в каких именно следственных действиях тот принимал участие. Председательствующая в процессе федеральный судья совершенно здраво перенесла допрос понятого на другой день, что бы прокурор все-таки подготовился и смог хоть какие-то вопросы задавать.

Приятная неожиданность № 2 — в суде, наконец, появились видеоматериалы, которые, по мнению обвинения должны были изобличить подсудимых. Однако, просмотр видеокассет принес больше вопросов, чем ответов.

Согласно обвинительному заключению вещественными доказательствами по делу были признаны 3 видеокассеты. Гос. обвинитель предъявил 9 кассет формата VHS, на которых стоят отметки о принадлежности к другому уголовному делу, а не к тому, что рассматривается в Симоновском районном суде. Но разве этим следствие и прокуратуру испугаешь. Видеокассеты были опечатаны и председательствующая лично распечатывала каждую, но судя по дальнейшей реакции гос. обвинитель был осведомлен о том, что на видеокассетах. Лирично настроенные коллеги предположили внезапно открывшийся у прокурора дар ясновидения, но более прозаичные коллеги предположили, что скорее всего в прокурорской комнате кассеты распечатывались, просматривались и опять запечатывались. Адвокат Зм-ый принес на это замечание, при этом в сердцах воззвал к совести прокурора. Прокурор тут же возмутился, посчитав это унижением его чести и достоинства, тогда Адвокат Г-ев совершенно спокойно процитировал и напомнил прокурору ст. 17 УПК РФ, где все-таки прокурорская совесть прямо упоминается по тексту.

Просмотр самих кассет удивил всех, честно говоря, такого….. и…. (вырезано цензурой) я за все время и работы следователем и работы адвокатом не встречал ни разу. Коллеги то же были в шоке. Все кассеты являлись копиями. Все кассеты имели признаки монтажа. Правда прокурор активно защищал свои доказательства, но слишком все было явно — постоянно перепрыгивающий время таймер видеокамеры, надписи на экране «16 Bit» и т. п. не оставляли сомнения, все перезаписывалось, в т. ч. и с цифровых носителей при явном монтаже. Ни одного оригинала представлено не было. Прокурор, представлявший эти доказательства, был не в состоянии ответить на вопросы: где происходит съемка, когда, а иногда и вопрос «кто это?» ставил прокурора в тупик. И так 9 раз (по количеству кассет). Практически все «сюжеты» были или не по нашему делу, т. е. по «невмененным эпизодам», либо вообще отображали непонятное брожение людей, перемещение машин и т. п.

Особенно защиту порадовали следующие сюжеты:

  • Смоленский бульвар — эпизод ООО «Вистас-7» — в течение 3-х минут молодые люди мирно стоят на Смоленском бульваре, но мгновение и… день сменяет ночь и камера послушно в течение 4-х минут фиксирует людей на Смоленском бульваре (Смоленский бульвар это из надписи на кассете, с таким же успехом это мог быть и пос. Нерль Ивановской области, и Барнаул, и Воркута, и Махачкала). А главное — люди просто стоят на улице, ни намека на криминал.
  • 2 кассеты с авторскими передачами, записанными на кассеты с телевизора с комментариями ведущих. Обалденная!!!!! доказательственная база.
  • 1 кассета с роликами из информационной программы («Новости», «Вести» и т. п.) все с того же телевизора.
  • 2 или 3 кассеты, на которых не видно ни действующих лиц, ни пейзажа ни-че-го, вообще ничего не видно, либо невозможно понять, что отобразила бесстрастная пленка.
  • кассета с анонимными съемками скрытой камеры — непонятно, что снимают и откуда, только изображения перемещающихся мужских силуэтов. Тут же козырь обвинения — якобы съемка «захвата» Мосвторцветмета (это о нем нам говорили свидетели — никого не пускали на работу, захват и все такое), но что мы видим: ворота с надписью Мосвторцветмет открываются и закрываются, ходят люди, туда-сюда, машины с калужскими номерами и т. п. — резонный вопрос — где снимали-то? В Москве или Калуге и когда. Просто панорамы улиц с хаотичным движением людей, какой-то магазин, о котором вообще речи в обвинении нет, ни название улицы не попало в кадр, ни загробного голоса в начале записи «Съемка производится там-то, таким-то…».
  • запись следственного действия, что удивило — следователь незнаком, допрашиваемый незнаком, его адвокат незнаком, отношение к делу никто понять не смог, прокурор всматривался, но то же ничего, судя по всему, не понял.
  • главный хит сезона — смонтированная запись якобы «захвата» ОАО «Мосвторцветмет». Все тот же монтаж, скачки таймера. Одни люди бегут, потом другие. Гос. обвинитель сияет — тормозит кадр, дальше, торжественным голосом пионера, принимающего присягу: «Обратите внимание на этого персонажа». Все жутко напряглись и разволновались, но как ни силились, кроме мужских ног под зонтиком ничего не рассмотрели. Дальше идут монтажные вклейки — опять прокурор требует остановить запись и указывает на мужчину с очень размытым изображением якобы подсудимый К-ч. Все в зале высказывают сомнения, но прокурор радостно кричит — К-ч, точно К-ч. Да мужчина, да ходит. Видно, что ходит один — наверное, это уже преступление. Далее очередная «вклейка» монтажа. Прокурор, радостно потирая руки, так же тормозит кассету, тычет в экран пальцем и убеждает всех, что на картинке подсудимый С-ов. Ну да, очень размыто чем-то отдаленно напоминает подсудимого С-ва. Правда, под это описание могут подойти очень много мужчин, проживающих на планете земля. От С-ва там только похожие очки (хм.. у Ходорковского похожие очки, у Гусинского чем-то похожие очки и у Л. Берии тоже были очки, все не просто в этом подлунном мире). Опять же, на пленке запечатлен кусок дороги — мимо ездят машины, стоит человек, рядом стоят милиционеры и о чем-то говорят. Какое отношение этот кусок дороги имеет к «Мосвторцветмету», когда там стоял человек, что преступного в стоянии на дороге. Прокурор пояснить не смог.

После увлекательного киносеанса (без попкорна и колы, к сожалению) процесс перешел в рутину — оглашение показаний подсудимого К-на, с вопросами последнему. Рутинно и обычно — потому что рассказы об обманах, провокациях и подлогах следователей, из «бригады» Будило, мы слышим каждое заседание. Схема обычная — шантаж, обещания, получение нужных показаний и обман, ну а потом мелкие интрижки по ходу процесса. Мы не претендуем на истину, лично мы этого в оригинале от следователей не слышали. Но так говорят люди, и очень много людей, раньше писало в жалобах прокурору, сейчас в процессе говорят смело и открыто. И откровенно говоря, у нас нет оснований им не доверять.

Неожиданность № 3 прокурор доводит до сведения всех, что он будет настаивать на приводе в суд «засекреченных» работников ИК «Россия». Все, правда, сделано как всегда с нарушением закона. Но, видимо сюрпризы нас под финал все-таки ждут. На следующем заседании планируется оглашение оказаний умерших свидетелей. С каждым годом их все больше и больше. Дело уже напоминает погост («Гробики, склепики, тишина» — Зиновий Гердт х/ф «Соломенная шляпка»).



16 декабря — 22 января 2009 года


Допросы подсудимых. Из профессионально-этических соображений мы не будем вывешивать их ПОКА на всеобщее обозрение. Стоит лишь отметить, что согласно показаниям подсудимых они все занимались вполне законной деятельностью. Одни по договорам охраняли объекты, другие выступали в судах, третьи покупали акции и т. п. Что интересно все рассказали о том, что следователь входил с ними в договоренности никак не предусмотренные федеральным законодательством, при этом в ход шел и шантаж и угрозы и даже физическое воздействие, равно как и совокупность всего перечисленного, после этого арест на своих же показаниях и обман.

Подсудимый С-в рассказал, что показания брались с обещанием непривлечения к уголовной ответственности. Потом обман и арест.
Подсудимый Х-в рассказал, что был арест, а потом договоренности и выход на подписку о невыезде.
Подсудимый К-н — обещания, шантаж, обман и арест
Подсудимый Ш-в — угрозы, шантаж, обман, арест
Подсудимый Д-и — арест, появление следователя Будило, который давал «слова офицера» выпустить из тюрьмы при выполнении условий, выполнении подсудимым Д-и требуемых условий следователя, и снова появление следователя Будило со словами: «Я пришел забрать слово офицера».

Это все естественно со слов, но слова в процессе суда это показания, а показания это доказательство, а учитывая ту частоту, с которой разные люди почти дословно повторяют показания других мы склонны им верить.



9 декабря — 12 декабря 2008 года


Всех с «Днём Конституции», хоть и написана она плохо, а её положения в большинстве своем не имеют ничего общего с окружающей действительностью, но праздник есть праздник.

Объедено в один, так как ничего интересного не было. Что касается заседания 09.12.2008, то обвинение снова преподнесло на суд общественности парочку невменяемых свидетелей. Оба ничего не помнили, ничего не знали, один жаловался на амнезию из-за 2-й группы инвалидности по «голове», второй так же на амнезию, но уже из-за высокого давления и сахара в крови.

12.12.2008 мы слушали пару женщин, работавших в ОАО «Мосвторцветмет», которые пояснили, что видели в августе 2004 года, группу людей, которые подъехали к заводу. Что была характерно: обе женщины смотрели в одно и то же время в одно и то же окно. Одна видела много машин и много мужчин в камуфляже. Зато вторая видела «людей в чёрном» с оружием и автобусом. Кто их них врёт непонятно, но кто-то точно. Зачем этот цирк был нужен непонятно, так как никого из подсудимых не было при этом, а стояние возле завода вроде бы ненаказуемое преступление. Такое ощущение, что прокуратура тащит в суд, который хоть что-то по событиям проквакать может, неважно к месту или нет.

Затем выступил свидетель защиты, который поведал собравшимся об очередном неуважении следователя Будило к закону. Он подтвердил версию одного из подсудимых, что подсудимый К-н подвергался насилию со стороны работников милиции и в частности следователя Будило, который понуждал его к даче нужных ему показаний.

В конце заседания председательствующая отчитала прокурора за плохую работу по доставке свидетелей в суд. Прокурор пытался что-то объяснить, но не смог. Засим все разошлись готовиться к допросу подсудимых.



5 декабря 2008 года


«Бездоказательно, дорогой профессор, бездоказательно!»

к/ф «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона»


Сегодня был единственный свидетель, защита продолжала допрос следователя по особо важным делам СЧ при ГУ МВД РФ по ЦФО майора юстиции Будило Николая Николаевича. Допрос был долгий нудный и собственно не о чём по большому счёту. Защитники и адвокаты пытались узнать у следователя на основании, каких документов и доказательств он сделал тот или иной вывод в выдвинутом против подсудимых обвинении. Ничего толкового от следователя добиться не удалось. Зато прокурор сидел довольный. На все вопросы относительно, чем доказываются те или иные обстоятельства, которые вменяются в вину подсудимым, не последовало ни одного конкретного ответа, кроме общих фраз «читайте в деле» и сетования на отсутствие памяти. На очередные вопросы про изготовление одного документа 18 лицами или изготовление одной печати 15 людьми последовал ответ, смысл которого был следующий — у них у всех был единый умысел, направленный на хищение, и, соответственно, каждый отвечает за действия каждого. Это называется в юриспруденции «объективное вменение», когда людям вменяют всё то, что произошло вне зависимости от того делали они это или нет. Даже Вышинский в своё нелегкое время критиковал такую точку зрения. После этого один из подсудимых заметил: «Посмотрите, как он похож на Путина, ведь Путин лучше Гитлера».

Подсудимые обличали Будило в том, что он продавал им материалы дела, в том, что обещал отпустить на волю, давая слово офицера, потом забирая его назад и т. п. Прокурор каждый раз возмущенно вскакивал. Такую активность прокурора мы наблюдали только при допросе лиц нетрадиционной сексуальной ориентации. Об аналогии даже думать не хочется.

Неожиданно выступил подсудимый Дж..или, который совершенно искренне и просто обличил следователя в том, что он после того, как предварительное следствие было окончено и подсудимым передали материалы дела в процессе ознакомления перешивал его, добавляя новые документы. Объяснения Будило были очень неубедительны и в конце концов он сознался в этом. Всё стало на свои места — несовпадающая нумерация (лично у нас) была.

Подсудимый К..н очень напористо задавал вопросы, уточняя обвинение, что какое «недружественное поглощение» и в каком законе следователь вычитал такую формулировку? Что такое «федеральный суд общей юрисдикции Советского района г. Новосибирска», это что, так суд называется? Что такое «формальные правовые отношения»? Если Вы не допрашивали судью, то как Вы решили, что его ввели в заблуждение и т. д., и т. д., и т. д. Разумных ответов мы не услышали.

Одна оглашенная следователем уголовно-правовая конструкция повергла в удивление защиту. При расследовании эпизода по ООО «Вистас 7» было выяснено, что одновременно было совершено похищение Ген. директора. Следователь сказал, что в возбуждении уголовного дела прокуратурой Москвы было отказано, но!!!! Он уверен, что преступление, было, поэтому расследует его. Как такое возможно с точки зрения УПК РФ осталось без ответа. Было много разных несостыковок и несуразиц, на которые следователь ответить конкретно был не в состоянии, для чего прибегал к основному средству — ссылка на большой объём работы и плохую память.

Прокурор при каждом неудобном вопросе, подрывался с места и либо пытался ответить за следователя, либо возмущался, просил отвести вопрос или просил внести замечание на действия подсудимых в протокол. Председательствующая то же защищала следователя, как могла, успокаивая подсудимых «не надо нападать на следователя, а то прекратим допрос», «покорректнее, это же следователь» (на что было замечено защитой, что следователь это не священная корова, а обычный гражданин).

Всё это происходило под шепот потерпевших из ООО «С-С». Бабульки тихим шепотом костерили, на чём свет стоит, адвокатов и подсудимых. Видно обидно им стало, что задевают их любимого следователя.



2 декабря 2008 года


«Видите ли, профессор, — принужденно улыбнувшись, отозвался
Берлиоз, — мы уважаем ваши большие знания, но сами по этому
вопросу придерживаемся другой точки зрения.»

М. Булгаков


Сегодня допрашивали двух свидетелей.

Сегодня допросили очередного номинального директора Мишина — никого из подсудимых не знал, помогал регистрировать предприятия, выступая в роли учредителя и Генерального директора. Ничего и никого не знает. Вообще как всегда — свидетель ни о чём. Один интересный момент — опознание с ним в СЧ ГУ МВД РФ по ЦФО проводилось без участия понятых. Второй выступающей была бухгалтер ООО «Сермар». Единственное, что смогла поведать собравшимся, что у неё в налоговой не приняли очередной баланс. Однако участники заседания узнали новую форму бухгалтерского учёта — «вялотекущий баланс». После заседания ради интереса перелопатили весь налоговый кодекс — не нашли. Процесс нас интеллектуально развивает. Узнаём много интересного.

Десертом был допрос следователя по особо важным делам следственной части ГУ МВД РФ по ЦФО майора юстиции Будило Николая Николаевича. Допрос был долгим. Но, что мы уяснили для себя: следователь не знает требования ст. 38 УПК РФ, регламентирующая его полномочия, следователь не знает, что может действовать строго в тех полномочиях, которые ему определил УПК РФ (интересно, что его поддерживает прокурор... ёлки... неужели оба УПК не читали). То есть, по мнению Будило, он может делать всё то, что УПК прямо незапрещенно. Следователь руководствуется приоритетно только принципом «законности» (другие принципы своей работы он назвать не смог), следователь считает, что уставный капитал общества с ограниченной ответственностью относится к активам общества, следователь не знает, что при описании хищения необходимо указывать стоимость каждого похищенного предмета. Так же следователь считает, что все те свидетели, которые говорили в суде не то, что он написал в протоколе — говорят неправду. Кроме того следователь считает, что все те свидетели, которые говорили о проведении им опознаний без участия понятых, о демонстрации фото обвиняемых без составления соответствующих протоколов бессовестно лгут. Одно отрадно сторона обвинения нас таки читают — следователь Будило Н. Н. гневно тряс распечаткой с сайта www.nashzakon.ru, обвиняя нас в необъективности, а свидетелей во лжи. Хотя какая уж тут ложь — всё на диктофоне, все в присутствии 7 обвиняемых, 8 адвокатов, прокурора, секретаря и судьи. Очевидно, просто кому-то правда не нравится. Зал улыбнулся. Следователя допрашивали долго, под конец мы задали вопрос, который нас мучал с августа 2006 года и на него никто не мог дать ответа — из текста обвинения нашего подзащитного следует, что, скажем, по эпизоду ОАО «Мосвторцветмет» (по другим эпизодам ситуация аналогичная) целых 18 человек изготавливали один документ — выписку из протокола собрания акционеров.

Цитата из обвинительного заключения: «он (Седов) совместно со... Стародубцевым, Карпачем, Емельяновым, Никифоровым, Акоповым, Коркиным, Силенко, Широковым, Семеновым, Хмелевым, Иншаковым, Фарстовым и неустановленными следствием лицами,.... с привлечением Джаниашвили, Федченкова, Дубровки и Заздравных, вновь изготовил для последующего использования в преступных целях ряд заведомо подложных документов, в том числе о совершении заведомо фиктивных, недействительных сделок: выписку из протокола внеочередного общего собрания акционеров ОАО „МОСВТОРЦВЕТМЕТ“ от 01.06.2004, содержащую ложные сведения о том, что решением якобы состоявшегося собрания под председательством Дубровки и при секретаре Заздравных, на должность генерального директора ОАО „МОСВТОРЦВЕТМЕТ“ вместо Симонова Л. Л. избран Джаниашвили».

Мы попросили следователя физически объяснить, как это было, как это возможно, что 18 человек изготавливают один документ (наша версия такая — один распечатывает пачку бумаги, второй включает компьютер в розетку, третий нажимает на компьютере кнопку пуск, четвертый включает в розетку принтер, пятый несёт лист бумаги к принтеру, шестой нажимает на принтере кнопку пуск, седьмой вставляет бумагу в лоток, восьмой открывает файл на компьютере, девятый (самый умный) придумывает текст и диктует десятому, десятый печатает, одиннадцатый сохраняет текст (что бы не стёрлось то, что накриативил девятый), двенадцатый нажимает на виртуальную клавишу печать, тринадцатый следит, что бы лист не замялся, четырнадцатый достает лист из принтера и отдает пятнадцатому, пятнадцатый относит лист шестнадцатому, шестнадатый на нём расписывается, семнадцатый ставит печать, восемнадцатый кладёт лист в папочку. Но наши надежды не оправдались, сколько-нибудь вменяемого ответа от следователя по технологии изготовления документа мы не получили. Объявлен перерыв до 05.12.2008 года и мы снова будем допрашивать следователя Будило. Более подробно о допросе следователя Будило мы расскажем на странице No Comments — Стенограммы заседаний суда





Полезный совет
 
 
       
    Rambler's Top100