Круглосуточная юридическая помощь - +7 (495) 648-5024





On-Line суд над ИК "Россия"



  Процесс… наши дни
  История процесса август-ноябрь 2008 года
  История процесса январь-август 2008
  No Comments — Стенограммы заседаний суда
  Сопутствующие новости
  Фотоматериалы


Процесс



Почитать о процессе Вы также можете на сайте UVasProblem.net



14 ноября 2008 года


Сегодня допрашивали двух свидетелей.

Первым выступал разнорабочий-нарезчик ЗАО «Плуто..» все рассчитывали на короткий допрос. На следствии свидетель наговорил всего на 10 строчек протокола. Все ожидали формальный допрос ничего не значащего свидетеля, но очень ошиблись. Свидетель сделал полезное для защиты — фактически уличив своего генерального директора во лжи. Далее все узнали с удивлением, что второй этаж колбасного завода являлся банком. Я думаю даже в СЧ МВД РФ по ЦФО у следователей глаза бы округлились. Далее свидетель рассказал, на завод напали «бандюки». На уточняющий вопрос адвоката, по каким критериям он отличает простых людей от «бандюков», свидетель пояснил, что бандюки это люди налысо бритые и неряшливо одетые (про барсетки ни слова). При этом фактически свидетелем нападения он не был, а знал со слов людей, имён которых припомнить не может. Вменяемые свидетели у обвинения явно закончились.

Вторым допрашивался «номинальщик». Снова повторяется избитый сюжет. Свидетеля, проходящего срочную воинскую службу в космических войсках, сегодня вызвал следователь СЧ МВД РФ по ЦФО к себе, написал адрес суда, объяснил, что его там будут допрашивать как свидетеля и дал указание, что бы тот в ходе судебного заседания обязательно опознал подсудимого Ш-ва. Что свидетель радостно и исполнил. Прокуратура пыталась воспротивиться, когда защита задавала об этом вопросы свидетелю, пыталась как-то защитить честь следствия ЦФО. Возражала, требовала, протестовала. На что один из подсудимых заметил, что вообще-то прокуратура в этом процессе действует такими же методами, в связи с чем была произведена замена прокурора. В итоге свидетель всё-таки со спокойной совестью «вломил» следователя Будило по полной. Интересно другое, в ходе следствия свидетель очень неуверенно опознавал подсудимого К-на, как лицо, которое давало указания о подписании документов и инструктировало о действиях в случае появления милиции. Подсудимый К-н задал кучу вопросов свидетелю, глядя ему глаза в глаза, но он в суде так и не смог его опознать. В конечном итоге свидетель заврался окончательно о действиях подсудимого К-на. На вопрос адвоката, правда отметив, что перед тем, как следователь Будило отвёз его на опознание в СИЗО, он предварительно показывал ему фотографию подсудимого, которого тот должен был опознать. Собственно почему свидетель в суде не опознал К-на понятно всем — следователь Будило давал указание только об опознании подсудимого Ш-ва, подсудимого К-на следователь опознавать не просил.

После заседания закрался вопрос — а зачем нужны суды? Формальность, не более того. Следователь главная фигура в процессе, он рулит всем, а судьи просто формальная инстанция для придания видимости правового государства. Правда, когда милицейские следователи оказываются на нарах, они почему-то громче всех начинают кричать о беззаконии и произволе, лично я всегда этому удивляюсь. Вроде в одной стране живём.



7 ноября 2008 года


Сегодня суд посетил еще один слабовменяемый восьмикратносудимый гей-"номинальщик«. Столько мата, сколько было сегодня в судебном заседании, я думаю, стены Симоновского суда не слышали никогда. Свидетель просто искрил деревенской простотой, однако председательствующий федеральный судья, реагировала только вялыми замечаниями. Свидетель тыкал в подсудимого К-на, который со слов свидетеля давал ему подписывать пустые листы. Никто не понял, правда, что в этом преступного и где они использовались. Прокуратура тоже была не в курсе. Но когда речь заходила о гей пристрастиях свидетеля, в силу того, что его контакты с себе подобными в гей-тусовке «номинальщиков» имеют значение для дела, прокуратура тут, же вставала на дыбы защищая права и свободы геев. Да, воистину защита меньшинств в Симновском районе поставлена на уровне, жаль, что с правосудием хуже.

Прокуратура в сегодняшнем заседании вновь жила по УПК Симоновского района, конечно имеющего нечто общее с УПК РФ, но все-таки разительно от него отличавшееся. Сегодня нам стало понятно, что в Симоновском УПК отсутствует ст. 232 УПК РФ о том, что именно суд осуществляет вызовы свидетелей в судебное заседание, а не следователь СЧ МВД РФ по ЦФО Будило Н. Н. (предварительно напомнив свидетелям об их показаниях). Причём, как сказала одна из свидетельниц, что следователь вызвал её в суд, находясь в следственном изоляторе. Так же в Симоновском УПК имеется интересная норма права — оглашение показаний свидетеля, данные им на предварительном следствии, в случае если он не помнит события или даёт не такие же конкретные показания, как на следствии. Аналогов в УПК РФ нет.

Если серьёзно, то государственный обвинитель от Симоновской межрайонной прокуратуры просто не в курсе о наличии в УПК РФ статьи 232 и 281 УПК РФ.

И совсем серьёзно — Симоновский суд его поддерживает.



31 октября 2008 года


Сегодня в суде выступали в качестве свидетелей руководство и охранники ООО «ЧОП «Гарант», ныне ООО «ЧОП «Стронг». Рассказали о т. н. захвате здания по эпизоду ООО «Вистас-7», но никто не мог вспомнить видели ли там кого-либо из обвиняемых или нет. Зачем допрашивали, непонятно.

Была допрошена судебный пристав исполнитель по тому же эпизоду. Свидетель не помнила вообще ничего. Ни одного конкретного ответа. Все очень устали.

После этого был допрошен один «номинальщик», который специально для этого приехал из Коми, так как его просто «достал» местный участковый, который упорно требовал от номинальщика явки в Симоновский суд. Допрос длился долго, номинальщик никого не помнил, честно признавшись, что из-за травмы головы половина его мозга не работает. Никто так и не понял, кто с ним работал и кто вербовал — не то подсудимый К-н, не то «лицо нетрадиционной сексуальной ориентации Шимко Ю. Н.» (цитата из обвинительного заключения, авторство следователя Будило Н. Н.). Запутав всех, и запутавшись сам номинальщик радостно рванул на вокзал в солнечную Коми.

После объявленного перерыва прибыла группа «кавказцев». Защита была удивлена, так как эта группа была по эпизоду ООО «Нияна», который в вину подсудимым вменен не был. Правда единственным, кого всё-таки, в зал суда впустили, был господин Гасанов Интиган Ибрагим оглы — возможно его звали и не так, чудовищный акцент, но представлялся он приблизительно так. Мы долго выясняли, насколько хорошо он говорит по-русски. Кавказец гордо сказал, что русский его родной язык, на котором он думает, однако на дальнейшие вопросы он отвечал с трудом. Так подсудимый К-н задал вопрос о том, по каким признакам он его опознал. Он задал его ровно 15 раз. Свидетель так и не понял вопроса, и ответить ничего не смог. В ходе допроса свидетель опознал абсолютно всех подсудимых сидящих в «аквариуме», правда ничего не мог рассказать об их действиях и о том, по каким признакам он их узнал. Вопросы приходилось задавать помногу раз. Всем было ясно, что свидетель говорит неправду, но гос. обвинение это, похоже, устраивало. Гос. обвинитель страстно желал выйти за рамки предъявленного обвинения, пытался расспросить о каких-то захватах, которые не фигурируют в деле. К чести суда, председательствующая проявила принципиальность, во-первых, она пресекала все попытки гос. обвинителя выйти за рамки предъявленного обвинения, что он не переставал делать, долбя кавказца одними и теми же вопросами, не относящимися к обвинению (Давно надо подарить УПК РФ прокурору, ведь книга лучший подарок) и отказала в допросе остальных кавказцев по тому же эпизоду.

Азербайджанцы-антисемиты   Азербайджанцы-антисемиты
Азербайджанцы-антисемиты
   Бегство антисемитов
Бегство антисемитов


И как завершение этого трудного судодня цирк на лужайке —

Когда «честный» «русскоязычный» свидетель вышел из здания суда, он, вероятно, не справившись с досадой на то, что адвокаты как-то очень легко уличили его в явной лжи и на то, что всем стало ясно, что русский язык не самая сильная его сторона, со своими товарищами стал кричать, что адвокаты «еврейские морды» и «смотрят как-то по-еврейски» и что они, таких как мы «...(вырезано цензурой)...». Наверно зрение у иудеев особенное, под таким взглядом «честный и русскоязычный» свидетель не сможет талантливо врать, а он «честный русскоязычный» этого не учел, стало обидно. Все обалдели, от антисемитизма азербайджанцев, никто не думал, что азербайджанцы так не любят адвокатов и евреев. Русский язык почти не знают, но при этом антисемитизму занимать не приходится. Правда и от этого глазастые иудеи «честных и русскоязычных» свидетелей отвадили, указали им, на камеры у здания суда, после чего предложили отойти в сторону и продолжить беседу вне рамок правового поля, но свидетели тут же испарились, бегством покинув зону правосудия. И не стало более ни свидетелей, ни антисемитизма около оплота Российского правосудия — Симоновского суда. Детский сад какой-то. Но скучно не было.



24 октября 2008 года


«Выражайся при даме поприличнее, а то я тебя огорчу....до невозможности!»
Г. Е. Жеглов


Сегодня обвинением, нам были представлены 3 свидетеля. Двое из них братья близнецы из славного Подольска. Вообщем-то допросы ни о чем. Никто ничего не помнит. Зашел один после него другой. После того как первый близнец вышел, а второй зашел. В зале даже пошутили: «Наверное, тот же самый». Свидетели были никакущие. Ни для защиты, ни для обвинения они пользы не принесли.

Главный изюм сегодняшнего заседания — очередной «номинальщик», директор ЗАО «Плутос». При допросе выяснилось, что все не так просто — директор реально рулила производственным процессом, общалась с налоговой с бухгалтерией. Словом — обычный наемный Генеральный директор или как их называют в простонародий — Гена. И снова открылись тайны следствия (жаль без Анны Ковальчук в главной роли), которые мы как защитники были лишены возможности наблюдать в период расследования. Директора трижды, без направлении повесток таскали к следователю СУ по ЦФО МВД РФ Будило Николаю Николаевичу. Причем каждый раз в виде принудительного привода, даму, трижды вытаскивали из постели в 6 утра люди с красными «корочками» и тащили на ул. Руставели. На допросах она подвергалась унижениям, ее шантажировали, угрожали и требовали опознать всех обвиняемых оп настоящему делу, а так же лиц, так или иначе связанных с ООО «ИК» Россия". При этом следователи ЦФО очень оригинально провели опознание — вначале женщине предъявили фото лиц, которых она должна была опознать. Потом оформили это протоколом, причем на нем уже стояли подписи понятых, которые реально в опознании не участвовали и после категоричного отказа, что либо подписывать следователь ЦФО Будило Н. Н. пригласил понятых и при помощи психологического насилия все же заставил опознать фигурантов дела. Она рассказала сегодня в суде, что при опознании она была крайне неуверенна и сказала, что люди на фото чем-то напоминают лиц, с которыми она общалась, но по непонятной причине в протоколе было указано, что она всех фигурантов опознает уверенно. Психологический прессинг был настолько сильным, что после одного из допросов у следователя Будило Н. Н. она поседела. Непонятно повел себя суд. Судья своими вопросами пыталась вывести свидетеля на то, что у нее претензий ни к кому нет. Суд начал издалека, а почему жалоб не писали, если не писали, значит, прав Ваших не нарушали и т. п., но адвокатам и подсудимым все-таки удалось добиться от свидетеля фактов явных нарушений закона со стороны следствия ЦФО.

Мы естественно ни являлись очевидцами описанного опознания, ни слышали угрозы следователя Будило Н. Н. и т. п., поэтому на истину мы не претендуем. НО! Хотелось бы отметить, что свидетель является лицом не заинтересованным в исходе дела, показания свидетеля всегда более объективны, чем показания обвиняемых и потерпевших. Решать, в конечном счете, суду, но рассказ свидетеля о нарушениях закона звучал крайне убедительно и гораздо более уверенно чем то самое опознание.

21 октября 2008 года


Сегодня был день больших и мелких провокаций со стороны суда и обвинения.

Вниманию собравшихся предстал только один свидетель, так называемый «номинальщик». На вопрос суда «номинальщик» ответил, что никого из подсудимых не знает, в том числе и подсудимого Широ-ва. Прокурор упорно тыкал «номинальщику» его же показаниями, данные им не предварительном следствии в которых он указывал на свое знакомство с подсудимым Широ-м. Однако «номинальщик» так же упорно отвечал, что никого на скамье подсудимых не знает. Когда прокуратура исчерпала все возможности, то просто потребовала от суда, что бы судья подняла Широ-ва со скамьи подсудимых. Защита встала на дыбы, все возражали, и на удивление суд не пошел на поводу прокуратуры. Вторая провокация прокурора была в ходатайстве суду о задании вопроса подсудимому Широко-у. Защита так же возражала, поясняя, что вообще то подсудимый является стороной обвинения, ранее в суде не допрашивался в случае его допроса первыми все таки вопросы задают адвокаты, а уж никак не прокурор, но тут суд подставил обвинителю свое могучее плечо поддержки и все-таки поднял Широк-а со скамьи подсудимых. Широк-в встал с табличкой на груди, на которой была написана его фамилия. Прокурор задал вопрос о знакомстве с «номинальщиком» и естественно получил отрицательный ответ. Это не удивительно. Удивляет другое, зачем суд так явно подыграл прокуратуре. Хотя, несмотря на все попытки суда и обвинения, все уяснили одно — подсудимый Широ-в и знакомый «номинальщика» по такой же фамилии это совершенно разные люди.

Потом оглашали показания умерших потерпевших. Первым огласили показания умершего директора ОАО «НИИПЭМ» Феськова. Защита сделала заявление и попросила отметить, что оглашенные показания Феськова трижды брались тем самым следователем ГСУ ГУВД г. Москвы Грузинским, который «близко» знаком с помощником Феськова (репортаж от 26.09.2008) и один раз следователем ОВД по Таганскому району Утехиной, которую прокурор отстранил от расследования. Защита потребовала, что бы эти замечания были занесены в протокол. Вторым огласили показания так же скончавшегося акционера ЗАО «Юмпас-Универсал». Председательствующая огласила ее показания, которые были очень путаные, в частности она называла главного «злодея» — захватчика ЗАО «Юмпас-Универсал» — при этом смешала фамилию подсудимого С-ва с отчеством подсудимого К-ча. Никто из присутствующих не понял, все же кто там был. По моему ходатайству была оглашена очная ставка между потерпевшей Потаповой и подсудимым Сед-м. На очной ставке Потапова изобличает Сед-а, указывает на его роль в захвате объекта, а в конце очной ставки задает вопрос Сед-у который убил всех!! «А подскажите, Вы вообще то там были?». Все это чрезвычайно радует защиту, однако огорчает то, что от умерших мы вряд ли добьемся вразумительных ответов, а спиритические сеансы, к сожалению УПК РФ не предусмотрены. А жаль, я думаю, это бы неплохо выглядело в а нашем судебном зале со стеклянной крышей. Представьте — полнолуние, подсудимые, защитники, прокурор берутся за руки, образуя энергетический круг и начинается допрос умерших свидетелей и потерпевших. Кстати думаю, толку было бы больше. У них бы не было мотивации говорить неправду.

Потом была небольшая провокация суда — давайте огласим инвалидов, которые не хотят являться в суд, УПК РФ, по утверждению судьи это прямо предписывает и запрещает инвалидов принудительно доставлять в суд. Все удивились, полезли в ноутбуки, кодексы, но никто ничего подобного в УПК РФ не нашел. Наверное, УПК у нас другой, не такой как у судьи. И снова суд показал свою любовь к обвинению. Хотя казалось бы чего проще. Ну не может обвинение доставить свидетелей в суд, ну откажитесь от их допроса, оперируйте другими доказательствами. Но обвинение хочет и рыбку съесть и на елку залезть. УПК РФ не в счет. УПК Симоновского района в действии....

Ну и традиционно суд, в который раз провоцировал адвокатов и подсудимых составить список свидетелей, которые нужны, а остальных огласить. В очередной раз защита не поддалась на провокацию. Это свидетели обвинения, а не защиты. НАМ НИКТО ИЗ НИХ НЕ НУЖЕН. Что удивляет — это все происходит по инициативе суда, прокуратура с умным видом молчит.



10 октября 2008 года


«...не вмешивайте меня в Ваши колюзии»
Из сегодняшнего выступления свидетеля обвинения Ю. Н. Шимко


Суд сегодня вновь пришёл на выручку обвинению. Допрашивались свидетели по эпизоду, который не вменяется в вину подсудимым. Более того, двое из трёх свидетелей ВООБЩЕ не были указаны в обвинительном заключении. Адвокаты обращали внимание суда на явное нарушение прав подсудимых, и протестовали против допроса свидетелей, но суд не принял это во внимание, в очередной раз, оказав бескорыстный респект обвинению, которое почему-то принимает реверансы суда как должное и даже не утруждает себя соблюдением норм УПК РФ. Лишь после подсказки судьи гос. обвинитель вспомнил о том, что допрос свидетелей должен происходить по его, обвинителя, инициативе, а инициатива эта должна быть обличена в форму ходатайства. Да, иногда наши заседания чем-то похожи на семинар в юридическом ВУЗе.

Главная цель суда — этими допросами хоть как-то связать подсудимого Седова с ООО ИК «Россия», раньше это не удавалось ни суду, ни обвинению. Когда одну из свидетельниц — поймали на противоречии в показаниях, то подсудимые заявили в соответствие с ч. 3 ст. 281 УПК РФ ходатайство об оглашении ее показаний, данных ею в ходе предварительного следствия. Подсудимые абсолютно резонно мотивировали, если свидетель врёт в чем-то одном, то где гарантия что не врёт в остальном. Вывод был абсолютно логичным. Давайте разберёмся!!! Давайте досконально проверим показания свидетеля!!! Давайте, наконец, попытаемся установить ИСТИНУ по делу!!! Абсолютно законные требования подсудимых. Но такой реакции судьи на ходатайство не ожидал никто. Судья просто отмахнулась от подсудимых и их ходатайства. Она демонстративно игнорировала их, буквально отмахиваясь рукой, но подсудимые настаивали, подключилась защита. Все требовали рассмотрения ходатайства об оглашении показаний свидетеля. Судья сорвалась на крик и объявила перерыв.

Во время перерыва все защитники наблюдали, как недопрошенная свидетельница больше часа очень активно общалась с ранее допрошенными свидетелями, о чём впоследствии было заявлено в суде, от чего суд так же отмахнулся.

Под конец заседания в зал был приглашен очень нетрезвый свидетель обвинения Сергеев А. В. (на фото) — номинальный директор, с ним пытался прорваться так же нетрезвый сопровождающий, которого под угрозой милицией все-таки вынудили покинуть зал. На нетрезвого свидетеля обвинения суд в очередной раз махнул рукой — ну хоть такой, но пришёл. Допрашивать его было сложно, запах алкоголя был настольно силён, что одна из адвокатов, в сторону которой свидетель дышал при допросе, натянула платок на нос и после окончания допроса рассуждала, сможет ли она теперь сесть «за руль», после такой направленной атаки алкалоидами, судья тоже морщилась, когда свидетель приближался к ней, что бы проверить его ли подпись была под протоколом. Рассказ свидетеля был путан и противоречив. Но мы подчеркнули следующее — следователь СЧ МВД РФ по ЦФО Будило Н. Н. в очередной раз нарушил закон — предъявлял без составления протокола опознаний фото фигурантов дела, а в протокол внёс данные не соответствующие действительности. Все уже к этому привыкли. К сожалению.



7 октября 2008 года

Сегодня все ждали сенсаций — прибыли два потерпевших, которые упорно не желали являться в суд. Все ждали сенсации, обличений подсудимых, заметно нервничали, но увы.

После выступления первой потерпевшей — генерального директора ООО «Северянка...», мы поняли —  их все-таки клонируют, этих несчастных участников ООО «Северянка...», все та же непролазная и дремучая «мудрость». Все понимали, что участники ООО не в состоянии хоть что-то вменяемо объяснить, все ждали генерального директора — мудрую женщину с 12 годами стажа в торговле — и что мы получили — снова полная..... и..... (вытравлено цензурой) на русском языке с сильным украинским акцентом.

Второй потерпевший — генеральный директор ООО «Вистас» так же не смог поведать ничего конкретного, однако всех порадовал рассказ, о том, что предприятие «захватывали» дважды. На первый «захват» приехал ЛИЧНО прокурор г. Москвы, который сам выгнал «захватчиков». Но второй раз прокурор г. Москвы не смог выгнать «захватчиков», так как были судебные приставы и прокурор не смог их выгнать. Вроде в процессе уже четвёртый год, досконально изучили всем материалы дела, но каждое судебное заседание что-то принципиально новое узнаем.

Показания последнего свидетеля — высокопоставленного чиновника МВД так же удивило всех. Некая коммерческая фирма подарила вневедомственной охране МВД новую автомашину Lexus LC 470. Государство в лице МВД получило эту машину и абсолютно законно стало его собственником, т. е. джип был включен в реестр государственного имущества и поставлен на баланс МВД РФ. Сейчас бы служила народу в рядах МВД перевозя VIP чиновников, а так же другие ценные грузы. Однако, следователь СЧ МВД РФ по ЦФО Будило Н. Н. рассудил, что нашему государству эта машина не нужна — он в 2004 г. изъял машину, приобщив её в качестве вещественного доказательства, т. е. фактически лишив государство владеть и распоряжаться своей собственностью. Непонятно, что пытался доказать этой машиной Будило и зачем надо было, но он переместил машину под окна следственного управления. Стояла она там 3 года под открытым небом. Адвокаты последний раз видели её весной 2007 года. Это предыстория, а вот теперь к показаниям чиновника. Когда в 2007 году на вопрос о судьбе автомашины его руководство в категоричной форме посоветовало «забыть об этом» и перестать интересоваться. В телефонном разговоре 06.10.2008 г. на аналогичный вопрос следователь Будило красиво и технично ушёл от ответа. Где машина никому не известно. Выводов мы не делаем, но в общем-то по нашему мнению всё очевидно.



3 октября 2008 года

Сегодня были два неприятных для обвинения момента, правда объективности ради стоит отметить, что в этот раз это были «косяки» следователя, а не гос. обвинителя.

Первая неприятность заключалось в следующем: в дело в качестве потерпевшей вступила, участник ООО «Вистас-7» Милорадович Т. И. с 13% доли в уставном капитале. Суд ей разъяснил права, как потерпевшей, в том числе право на предъявление иска, на право обжалования приговора в кассационной и надзорных инстанциях и допросил её в качестве потерпевшей. После допроса потерпевшей выяснилось, что следователь забыл признать её потерпевшей, т. е. вынести об этом постановление. По крайней мере, в материалах дела оно отсутствует. Чертовски интересно посмотреть, как обвинение будет выходить из этой ситуации. Возможно, мы испорчены этим делом и всем что вокруг него происходит, но кроме явной фальсификации ничего, если честно в голову не приходит. Время покажет.

Вторая неприятность была обнаружена при помощи подсудимого С-ва. Суть такова — согласно нормам УПК РФ окончание следствия проходит по чётко прописанной схеме. Ст. 215 УПК РФ — следователь, окончив расследование, обязан сообщить об этом обвиняемым, после чего он обязан перейти к выполнению требований ст. 216 УПК РФ, то есть ознакомить с материалами дела потерпевших, а уж затем к выполнению требований ст. 217 УПК РФ, то есть ознакомить с материалами дела обвиняемых и их защитников. Порядок установленный УПК РФ должен соблюдаться в такой последовательности и никак иначе. При ознакомлении с материалами уголовного дела выяснилось следующее: 04.08.2006 г. следователю объявляет потерпевшим Бренч и Поповой, что они имеют право на ознакомление с материалами дела, что они и делают 04 и 05.08.2008 г., но следствие не закончено 25.08.2008 г. С-ву предъявляют обвинение и 01.09.2006 г. объявляется об окончании предварительного следствия. Порядок явно нарушен, НО! Разве это остановит борцов в погонах — в уведомлении потерпевших ставится другая дата, даты графиков ознакомления исправляются и это при том раскладе, что Бренч заявила в суде о том, что к исправлениям она не имеет отношения. Верность исправлений удостоверяется ТОЛЬКО следователем, в протоколах эти исправления не оговорены. Это всё очень попахивает фальсификацией, хотя обвинение обычно в этих случаях говорит «мелкая техническая ошибка». Интересно, что такое «большая техническая ошибка», может быть расстрел невиновных?

И, наконец, о наболевшем. Дело тянется с июня 2007 года. До сегодняшнего времени протоколов судебных заседаний нет, в связи, с чем мы вынуждены публиковать стенограммы судебных заседаний. К сожалению, при обсуждении спорных моментов защита и обвиняемые не имеют возможности обращаться к протоколам судебных заседаний, аргументируя свою позицию и задавая вопросы свидетелям и потерпевшим в ходе процесса. Мы лишь можем сверяться со своими черновыми записями, что, в общем-то неубедительно ни для суда, ни для обвинения. Бездействие суда всерьёз нарушает право на защиту, правда пока непонятно умышленно ли это делается или по....



30 сентября 2008 года

Сегодня в заседании была череда опознаний подсудимых, которые удивляли всех без исключения.

Первой выступала, акционер ЗАО «Юмпас-У.....». Она уверенно показала на подсудимого С-ва и сказала, что его она опознает точно. С-в чуть не упал со скамьи подсудимых от такого заявления, у меня глаза стали больше очков, у других защитников так же округлились глаза до предела, у кого-то в кромешной тишине упала ручка, звук правда от этого был как от выстрела главного калибра. Председательствующая не подала вида, но по её вопросам было заметно, что данное опознание не выдерживает никакой критики. Было чему удивиться всем. В течение всего следствия, то есть с 2004 года акционер не могла опознать никого из подсудимых, более того, она почти ничего не помнила о событиях, которые прокуратура называет «захватом». Как призналась акционер, она перенесла 2 операции, 2 наркоза, после чего практически ничего не помнит. Это было заметно залу. Акционер читала показания по бумажке, которую якобы написала дома (неужели новый креативный ход обвинения??), но при этом она с хода опознала С-ва, приблизившись к скамье подсудимых со словами «тут точно должен быть высокий мужчина в очках». После оглашения её показаний председательствующей она потерялась совсем, сначала говорила, что С-ов это Сергей, о котором она говорила в своих показаниях, потом она начала говорить, что не Сергей, а другой человек. Было заметно, что наркозы не прошли даром. На вопрос защиты о противоправности действий подсудимого С-ва акционер показала, что С-в с ней грубо разговаривал и на следующий день, после т. н. «захвата», когда она приехала забирать свои вещи, он потребовал что бы она написала расписку на те вещи, которые забирает. И опять новелла — в судебное заседание свидетель вызывалась не судом, а потерпевшей Бренч.

Второй жертвой опознаний сегодня стал подсудимый К-н. Заместитель Генерального Директора ЗАО «Александр Х..з» опознала его как Сергея Акоп-ва, который от имени ИК «Россия» вёл с ней переговоры, об аренде офиса.

Ну и под конец как всегда традиционно, нас порадовал участник ООО «Северянка-А...». Как и другие участники данного ООО, которые прошли перед нами в предыдущих судебных заседаниях, он так же поражал своей интеллектуальной мощью. Подсудимых он не узнал. Участник не смог назвать сумму ущерба, из чего она складывается, чем он может её объяснить. Но при этом гордо заявил, поддерживает свой гражданский иск, однако защита так и не смогла от него добиться суммы гражданского иска и размер претензий к подсудимым, а так же объяснить, как он высчитывал ущерб. Это было забавно, так как участник ООО продал свою долю. Вообще не плохой ход — продать свою долю и заявить гражданский иск к подсудимым, т. е. фактически заработать «в два конца». Однако зал удивлён не был, после общения с предыдущими участниками ООО мы были готовы к этому, вывод однозначен —  их клонируют и голову то же.

Прокурор на удивление вёл себя в соответствии с УПК РФ, а вот суд озадачил. Оглашение показаний данных на предварительном следствии по инициативе суда, без выяснения мнения у сторон, с точки зрения закона мне видится крайне сомнительным.



26 сентября 2008 года

Процесс над ИК «Россия» — необычный процесс. Там никогда не бывает скучно, и каждое заседание преподносит сюрпризы, новое, не известное раньше участникам. Сегодня все стали свидетелями небольшой мелодрамы.

Одним из эпизодов вмененных в вину подсудимым — ОАО «НИИПЭМ» и традиционно — мошенничество и физический захват. Данный эпизод изначально расследовался в ГСУ ГУВД г. Москвы. Дело вел следователь Грузинский. Если сопоставить допрос сегодняшнего свидетеля с рассказами подсудимых, то все выглядело приблизительно следующий образом. Юрист ОАО «НИИПЭМ» находилась в близких отношениях со следователем ГСУ ГУВД г. Москвы Грузинским, с которым вместе училась и даже имеет от него ребенка. По просьбе директора она после т. н. «захвата» задействовала свои связи — естественно следователя Грузинского. По звонку!!!! директора НИИПЭМ следователь ГСУ ГУВД г. Москвы ночью!!!, как по тревоге (вот что значит любовь милиционера) мчится в здание ОАО «НИИПЭМ». Со слов подсудимых его там действительно видели. Следователь Грузинский пытался раздавать повестки и вел себя крайне некорректно, пытаясь остановить действия судебных приставов, что явно выходит за рамки его полномочий. В дальнейшем дело странным образом попадает в производство — угадайте кого? — тарам-парам-парам!!!! Йессс!! Вы выиграли!!! Бинго!!! Делом занимается следователя Грузинский, который допрашивает всё ту же барышню-юриста из ОАО «НИИПЭМ», с которой находится в близких отношениях. В ходе допроса юрист заявляет ходатайство о приобщении документов к материалам дела, что следователь Грузинский и делает. «Вот она какая — настоящая мужская любовь» (копирайт не мой). Теперь в деле ИК «Россия» добавились некоторые элементы мелодрамы. Нет, защита подсудимых искренне желает любви и счастья юристу НИИПЭМа и следователю ГСУ ГУВД г. Москвы Грузинскому, совет им да любовь, но боюсь, что объективность в расследовании уголовного дела при этом ОЧЕНЬ сильно пострадала.

Сегодня же были представлены четверо потерпевших ООО «Северянка-АФ», которые так же удивили зал. Все четверо потерпевших «дольщики» указанного ООО поведали, что у них поменялся генеральный директор неожиданно от них, так как собрания участников ООО не было. В дальнейшем они с помощью арбитражного суда восстановили свои права. Обычная история — необычное вот что — никого из подсудимых они не знают, кто менял им директора они так же не знают. Но!!! При той ситуации, что кто-то подло поменял им директора, они каким-то образом ухитрялись сдавать за подписью «старого» директора налоговую отчетность, распоряжались счётом в банке, и осуществляли торговлю в своем магазине, при этом здание магазина от них никому не передавалось. Как это могло быть после смены генерального директора для всех осталось загадкой. Потерпевшие, как Копперфильд, отказались раскрыть тайну этих фокусов. Никто из них не сформулировал, какой же ущерб, и в каком размере причинён каждому. Из чего ущерб складывался так же никто не мог пояснить. Кто-то говорил, что претерпел моральный ущерб от смены директора, кто-то предполагал недополученную прибыль из-за снижения объёмов продаж, кто-то сетовал на расходы на адвокатов и охрану, но никто не мог ни назвать сумму, ни хоть как-то её вменяемо обосновать. И Хвала небесам!!! Разум взял вверх и трое потерпевших благоразумно отказались от гражданских исков к подсудимым.

И, наконец, правовой десерт! Как выяснилось, все судебное заседание в зале находился свидетель обвинения, который ранее не допрашивался, но прокурор опять забыл прочитать УПК РФ и хотел свидетеля допросить. На вопрос судьи о возможности допроса свидетеля адвокаты естественно «встали на дыбы». Суд смутился, не стал явно нарушать закон и отказал прокурору в допросе свидетеля.



23 сентября 2008 года

Сегодняшний день удивил. Удивлял прокурор. А суд (без иронии) просто радовал.

Прокурор откровенно порадовал соблюдением УПК РФ. Никто из свидетелей не говорил о том, что его вызвал в суд следователь, никто не рассказывал про инструктаж, который с ними проводился, про отбирание паспортов и т. п. Однако прокуратура всё же не оставляла попытки расширить сферу действия УПК РФ, применяя новеллы, но суд эти попытки пресекал. Вообще обвинение на данном процессе (Симоновская прокуратура) достаточно креативно подходит к выполнению своих функций, каждый раз, что-то новое, неизведанное, но, вот беда, не предусмотренное УПК РФ.

Свидетели откровенно плавали в показаниях, слабо вспоминая события, о которых их спрашивали. Обвинение пыталось, спаси положение, заявляя ходатайство об оглашении показаний свидетеля «для уточнения». Защита и подсудимые естественно протестовали, так как в соответствие со ст. 281 ч. 3 УПК РФ оглашение протокола допроса свидетеля допустимо лишь в случае наличия существенных противоречий, которых не было. Суд вновь прислушался к голосу защиты и не стал явно нарушать закон, оглашая их показания и помогая обвинению.

В кулуарах ходили разговоры — издать две книги «Уголовно-процессуальный Кодекс Симоновского района г. Москвы» и «Уголовно-процессуальный кодекс ЦФО», красным шрифтом в текст УПК РФ, впечатать нормы уголовно-процессуального права, которые на сегодняшний день придуманы стороной обвинения и следователем.

К чести суда — сегодня почти всё было по УПК РФ.

И о судебном заседании: Были допрошены 3 сотрудника милиции. Ни один не смог ткнуть пальцем в подсудимых и в чём-либо их обличить.

Неожиданно для всех в суд явилась потерпевшая — участник ООО «Северянка-АФ» (тот самый эпизод, который давался подсудимым «в нагрузку») с долей уставного капитала в размере около 1%. Защиту порадовал рассказ потерпевшей. Она была не способна рассказать о том, как она стала участником общества, ни о собраниях участников, ни о способах уведомления участников о предстоящем собрании, ни о чём вообще. Откровенно призналась, что преступлением ей не был причинён ни имущественный, ни моральный, ни физический ущерб. Однако через 5 минут допроса она поддержала свой гражданский иск на сумму 6 000 рублей, заявив, что это причиненный ей моральный ущерб, так как были подделаны её подписи, еще через 5 минут она поведала собравшимся, что денег ей не нужно, но гражданский иск всё равно поддерживает. При этом все вопросы защиты, относительно суммы гражданского иска, откуда она взялась, какой ущерб — утыкались в молчание. Как-то было необычно, но потерпевшая ПРОСТО молчала, мимикой давая понимать присутствующим, что идёт работа мозга. В финале допроса умственная деятельность потерпевшей достигла максимума, и она начала реагировать на вопросы в доли секунды. Прозвучал вопрос подсудимого К-на о том, кто и каким образом ввёл её в заблуждение и похитил принадлежащее ей имущество. На это последовал молниеносный ответ: «Вы». К-н, поперхнувшись, (эпизод ему не вменялся) попытался уточнить, почему именно он. И в это раз реакция потерпевшей была моментальной: «Ну Вы же спрашиваете, значит это Вы». С такой железной логикой никто из участников процесса спорить был не в состоянии. В гробовой тишине потерпевшая покинула зал судебных заседаний.



19 сентября 2008 года

И снова очередное заседание по делу ИК «Россия», и снова прокуратура была в лучах прожекторов, показывая умение работать не по Закону (УПК РФ, есть такой документ – специально для работника прокуратуры напоминание), а избирая своими методами работы, ну я бы сказал участковых инспекторов милиции, ППС и т.п.

Очень отрадно, что прокуратура очевидно читает эту страничку и после явного «прокола» помощника Симоновского межрайонного прокурора г. Москвы Шмаковой система работы со свидетелями была изменена.

Нам были представлены три новые схемы работы следствия и обвинения со свидетелями:

  • 1-я схема: свидетеля вызывает к себе следователь СЧ ГУ МВД РФ по ЦФО Будило Н.Н., не объясняя причин, после чего у свидетеля отбирается паспорт и помощник следователя Будило Н.Н. отвозит его в Симоновский районный суд, передавая паспорт и свидетеля помощнику Симоновского районного прокурора г. Москвы Рожкову.
  • 2-я схема: свидетеля вызывает к себе следователь СЧ ГУ МВД РФ по ЦФО Будило Н.Н. для допроса по другому делу. После чего дает ознакомиться с показаниями, который тот давал ранее по делу ИК «Россия». И после инструктажа отправляет его в Симоновский районный суд г. Москвы к тому же государственному обвинителю.
  • 3-я схема: повторение второй, только без допроса.


Повторюсь, это не плод нашего воображения – это реалии, которые мы услышали своими ушами и записали на свои диктофоны. Немножко напоминает «день сурка» (см. репортаж от 16.09.2008 г.). Прокуратура никак не может начать работать по Закону. Видимо милицейские привычки – отбирание документов распространены повсеместно.

Теперь что касается услышанного и увиденного по существу дела. Был допрошен свидетель – бывший сотрудник ОБОП УВД СВАО, который показал, что к ним обратился директор ОАО «Мосвторцветмет» Иванов и рассказал, что их предприятие захватывают. При этом тут же сообщил фамилии ряда лиц, которые участвуют в «захвате», их полные данные с номерами домашних и мобильных телефонов, так же фирмы которые они представляют, с их полными реквизитами. Учитвая что он узнал эти сведения за первые минуты «захвата». Это вызвало улыбку даже у председательствующей.

Прокуратура радовала. Первый вопрос прокурора Рожкова свидетелю звучал так: «Расскажите, что Вам известно по делу». Этот вопрос задавался, при том, что человек даже не знал по какому делу его вызвали.

К допросу нотариуса прокурор «подготовился», это было заметно по вопросам, которые он задавал. Нотариуса детально расспрашивали об обстоятельствах совершенного того или иного нотариального действия, о том, совершал ли это действие сам нотариус. Нотариусы, все как один устало улыбались, напоминали прокурору, что речь идёт в его вопросах о документах и действиях 2003-2005 годов, и что времени и людей в их конторах с тех пор прошло немало. Зал это так же забавляло. По просьбе защиты, хоть и не без помощи (ура! Дождались!) суда, прокурор все-таки напрягся, начал работать и стал находить документы и предъявлять их нотариусам, что бы получить хоть какие-нибудь вменяемые ответы.

Откровенно поразили коллеги по цеху - адвокат «потерпевших» ООО «Стиль-Мейкер» Суровцов Юрий Алексеевич. Удивление выразилось в следующем. В УПК РФ имеется императивная норма – ст.56 ч.3 п.3, согласно которой в качестве свидетеля не может быть допрошен адвокат – об обстоятельствах, которые ему стали известны в связи с оказанием юридической помощи. Однако суд совершенно непринужденно допросил адвоката, который участвовал в деле ИК «Россия» на стадии предварительного следствия, представляя интересы ООО «Стиль Мейкер» и потерпевшей – Ксении Мичович и что самое интересное – адвокат Суровцев Ю.А. с радостью эти показания давал, несмотря на заявления защиты о недопустимости его допроса.

Откровенно удивили и суд, и адвокат Суровцев Ю.А.. Да. Новое в российской «право»применительной практике. Такого мы ещё не видели.

Хотя может быть это всё для нас, для участников процесса над ИК «Россия», для будущего правового государства – такой экспериментальный процесс, как в лаборатории – «хлоп» свет включился мышки побежали в клетку, свет выключился, а они там остались, хотя не должны – не положено, но посмотрим (эксперимент он оттого так называется) что из этого выйдет, а сыра мышам для полноты эксперимента не дадим – наука, млин. Но «БОЛЬШОЙ БРАТ видит тебя». Смысл эксперимента - не ясен, цели - не определены, итог - туманен, но мышек жалко и сыра точно не будет. Пошел четвертый год эксперимента.



16 сентября 2008 года

Сегодняшний день — день позора Симоновской межрайонной прокуратуры г. Москвы.

Были допрошены 7 свидетелей, и никто не рассказал ничего путного. Никто не ткнул пальцем в подсудимых и не сказал о том, что это именно они совершили мошеннические действия, захват предприятия и т. п.

Но государственный обвинитель Симоновской прокуратуры Шмакова блистала. Успех прокурора выразился в непроцессуальном общении со свидетелями. Как поведали, 3 из 7 явившихся свидетелей, перед процессом прокурор Шмакова знакомила их с показаниями, данными ими в ходе следствия (и это непосредственно перед допросом в суде). При более детальном расспросе свидетелей выяснилось, что их вызывал в суд не судья, а следователь СЧ ГУ МВД РФ по ЦФО Будило Н. Н., причем вызывали их не к судье, а в кабинет 309 к прокурору, где прокурор собирал их в одном зале, знакомил с показаниями.

После того, как это было выяснено с первым свидетелем — подсудимый Кор..н заявил об отводе государственного обвинителя по мотивам непроцессуального общения со свидетелями и личной заинтересованности в исходе дела. Прокурор даже не пыталась оправдываться, просто сидела и краснела. Суд тут же объявил перерыв. Через пол часа заседание было возобновлено. Прокурор был заменен на нового государственного обвинителя с погонами юриста 2-го класса (ст. лейтенанта). Судья даже не дала возможности разобраться с отводом, прервав попытки Кор..на возобновить процедуру отвода. Краткое резюме сегодняшнего дня. В очередной раз, после «косяка» с памятным продлением срока содержания под стражей, суд, в очередной раз прикрыл своим могучим плечом незаконные действия прокуратуры, не разрешив отвод прокурора, а просто заменив его.

Новый прокурор с погонами ст. лейтенанта то же блистал. Судом был поставлен вопрос о продлении срока содержания под стражей подсудимым. Обвинитель предложил продлить срок на 2 месяца, но после того, как на него строго взглянула судья тут же исправился — на 3 месяца и продлить всем. На вопрос подсудимых и защитников — кого он имеет ввиду — он пояснил, что всем сидящим на скамье подсудимых, но, однако, не смог назвать подсудимых хотя бы по фамилиям. Очевидно, что, мягко говоря, прокурор дела не знает совсем. Забавно конечно, но срок содержания под стражей был продлен (спасибо суду, что без формулировки «всем кто на скамье»).



9 сентября 2008 года

На опоздание процесса больше чем на полтора часа никто не обратил внимания. Все уже привыкли и к опозданиям, и к вечно ломающимся (застревающим в пробках) автозакам (нужное подчеркнуть).

Сегодня следователь Будило привёз в суд только одного свидетеля. Но свидетель «козырный» — директор Инвестиционной компании «Россия». Все напряглись — вот он, главный свидетель обвинения, который, наконец, то укажет на планирование преступлений, на пути легализации, на распределение ролей между соучастниками — это же директор именно той организации, которая наводила ужас на «красных директоров» и т. п. (ну, по мнению ЦФО).

Но, после первых 10 минут допроса по залу пошли улыбки, мы даже обернулись назад, кто там ОНОНовцы или санитары? Нет, ОМОН. Хотя в пору было звать санитаров. Постараемся тезисно остановиться на некоторых моментах допроса:

  • преступная деятельность подсудимых выразилось в следующем — Широк-в один раз присутствовал при подписании документов у нотариуса, подсудимый Сед-в купил ему костюм, а подсудимого Карпа-а он просто видел. Больше о преступной деятельности подсудимых свидетель ничего не сказал.
  • директором ИК «Россия» он стал при следующих обстоятельствах: после совершения ДТП с автомашиной Audi А8 он не стал обращаться в ГИБДД, а обязался компенсировать ущерб (который ему скостили в 2 раза). Но и его вернуть не смог. Тогда он согласился на предложение о работе директором. На вопросы зачем? Последовал рассказ о том, что ему угрожали. После детального расспроса защитников выяснилось, что вся угроза заключалось в том, что его спросили — в порядке ли у него почки. После этого он подумал, что его могут лишить почек, а вот уже после этого он вспомнил своего знакомого по имени Балда, который любил играть в футбол человеческими головами. При этом он сам был на том товарищеском матче в качестве зрителя. И после этих воспоминаний о своём знакомом, который не имеет никакого отношения к подсудимым, он решил поработать директором компании «Всея Россия» (как он её называл в ходе допроса).


На дополнительные вопросы свидетель ничего не смог пояснить по эпизодам, вменённых следствием подсудимым.

Занавес!

По выходу из зала судебных заседаний между зрителями и защитниками долго муссировался слух о вменяемости свидетеля. Общая мысль была однозначна — помимо ОМОНа в зал заседаний требуются санитары.



5 сентября 2008 года

Полуторачасовое опоздание было, как всегда, списано на застрявший в пробках автозак.

В зал пригласили первого свидетеля, и вдруг выяснилось, ёёёёёёёёё, а прокурора-то нет. Мину через 10 величественно появилась прокурор — однофамилица пионера-героя. И понеслось.

Первым выступал сбывший сотрудник КБ «Визави». Она рассказала об обстоятельствах открытия счетов ОАО «Мосвтрцветме..» и ООО «Гермес-Альян..». На вопрос подсудимого К-на она ответила, что невозможно открыть счёт юридическому лицу и остаться при этом анонимным. Версия следствия о том, что счета в банках открывали люди-невидимки, которых они не смогли установить, в очередной раз была опровергнута.

Вторым выступала, менеджер по персоналу ОАО «Мосвторцветме..», допрос был очень банален и сводился к тому, что подсудимых она не знает, собрания акционеров по смене генерального директора не было, было 2 захвата предприятия, но толком она об этом ничего не знает.

Третий свидетель — один из московских нотариусов — прокурор просто была блистательна. Она забыла, что этого несчастного нотариуса уже допрашивали по этому делу летом и по ошибке её вызвали повторно. Женщина пришла, не меньше 2 часов просидела у входа в зал судебных заседаний. После установления этого факта прокуратура смущённо перед нотариусом извинилась.

Четвёртый свидетель — директор юридической фирмы, рассказала, как она регистрировала фирмы по просьбе клиентов. Все попытки прокуратуры установить незаконность в её действиях, а так же отследить её заказчиков и «привязать» их к обвиняемым были тщетны.

Пятый свидетель — один из номинальных директоров. После оглашения его показаний сказал, что они лживые. Далее директор поведал, каким образом он давал показания — наглядные примеры работы СУ по ЦФО — приехали домой, скрутили, привезли к следователю, допросили, отпустили. Через какое-то время объявили в розыск. Задержали при проверке документов в метро. В наручниках катали по Москве 1,5 суток, после чего привезли к следователям СУ по ЦФО МВД РФ Будило и Петухову, где ему было разъяснено, что в отношении него ведётся уголовное дело. И вот после этого он решил изменить показания. Следователь смилостивился и допросил его в качестве свидетеля.

Шестой свидетель — участковый инспектор ОВД по Бутырскому району, рассказал, как по вызову прибыл к ОАО «Мосвторцветме..» и увидел много людей в камуфляже. Предложил проследовать в отдел. Больше он ничего путного собравшимся не поведал.

Далее оглашались материалы дела. Зал пришел в движение, когда судья оглашала материалы, добытые следователем, относительно недвижимости, доходов и автомашин подсудимых. Все были удивлены — почти у всех отечественный автопром. И этих людей уже больше 3-х лет наша правоохранительная система называет рейдерами.

В общем, всё прошло скучно и буднично.



29 августа 2008 года

Суд как всегда опоздал почти на 2 часа. Сонные ОМОНовцы, не отдававшие себе отчет, зачем они нужны в суде, завели подсудимых (правда, сегодня они автоматы не роняли). Публике сегодня обвинением были представлены 3 свидетеля.

Первый свидетель — один из так называемых «номинальных директоров», давал показания, изобличая каких-то совсем неизвестных присутствующим лиц. Один из защитников даже возмутился — зачем он тут? он ничего по делу не говорит и не знает. Но прокурор — однофамилец дагестанского поэта, попросил суд урезонить адвоката и не сбивать обвинение с толка. (улыбки в зале). Свидетель явно не понимал, зачем он здесь. Свидетель сказал, что подписывал какие-то бумаги по просьбе Саш, Петь, Даш и т. п., после чего признался — «Ну я же „васек“ в этом, ничегошеньки не понимаю».

Дальше было веселее

Вторым свидетелем выступал главный электрик ОАО «Мосвторцветме..». Он, отвечая на вопросы гособвинителя, рассказывая о тех так называемых «захватах» предприятия. При этом, рассказывая о втором «захвате» поведал, что их захватили «люди в черном». Невольно вспомнился бестселер «Man in Black-2» — «Отдайте Галактику или уничтожим Землю. Извините» или «Ты продал ревербеллирующий карбонайзер сафлопоиду без лицензии?!», так, наверное, при электрике говорили нападавшие. Рассказ о третьем «захвате» предприятия напоминал пионэрскую игру «Зарница» (ну, кто помнит), буквально было сказано следующие — «зелененькие» побежали, но на пол-пути их встретили «синенькие», которых мы пригласили для защиты, и остановили «зелененьких», не дав пройти к зданию. На вопрос «а что эти «зеленькие» и «синенькие» делали? Последовал ответ свидетеля: «Как что? Перебрасывались камушками» (смех в зале, бурные овации). Однако все отнеслись с пониманием, так как свидетель честно признался, что у него «плохо с головой». Еще бы?!

Третий свидетель — главный технолог ОАО «Мосвторцветме..» рассказала не о трех, а о пяти попытках захвата здания, все были в шоке — такого в обвинении нет. Потом свидетель рассказала, как начальника службы безопасности ОАО — полковника, летчика испытателя «захватчики» перебросили через забор (смех в зале). Все снова удивились, так как ранее допрошенный «летчик» об этом не говорил. После ответа на вопросы прокурора, свидетель, всех сидящих на скамье подсудимых назвала ворами и лгунами, однако на конкретный вопрос подсудимого К-на ответила честно — «ну откуда я знаю, в чем Вы виноваты. Я же Вас не видела на предприятии».

Оба свидетеля заявили что им, как акционерам ОАО ущерб причинен не был, из подсудимых им никто не знаком. Выступления свидетелей откровенно напоминали плохую клоунаду в дешевом цирке.

Далее проследовало оглашение 5-ти томов уголовного дела. Непонятно, почему снова тома читала судья, а прокурор скучал.

В конце заседания, прокурор, отчитался перед присутствующими, какую исполинскую работу провело обвинение по вызову свидетелей. При этом прокурором были приобщены к делу заявления потерпевших по эпизоду ООО «Стиль-Мейке..». Заявления были предоставлены в виде ксерокопий с факса, якобы присланных из Сербии. Кто-то из защитников не выдержал и назвал все это «филькиной грамотой». А ведь оно так и было. Кроме того, вопрос о явном нарушении ст. 453, 456 УПК РФ так и остался в воздухе без ответа.



26 августа 2008 года

Задержке заседания на 1 час никто не удивился. Удивились другому. Впервые за долгое время ОМОНовская овчарка не обшаривала зал судебных заседаний. Очевидно суд, совместно с конвойной службой и ОМОНом убедились, что адвокаты взрывчатку в зал судебных заседаний не проносят.

Председательствующая пожаловалась, что это у нее пятый процесс за сегодня. Объективности ради стоит отметить, что человеческие ресурсы исчерпаемы и судьи не железные. Очевидно, что современная организация российского правосудия не способна «переваривать» большие многоэпизодные дела. Совершенно очевидно, что судью следует освобождать от остальных дел, однако в нашем случае судью «грузят» другими делами, и она не в состоянии быстро рассмотреть дело ИК «Россия». Все бы ни чего, но подсудимые уже четвертый год находятся в неволе. Жены и дети не видели больше трех лет своих мужей и отцов. Напрашивается реальное решение для судьи — отпусти всех на волю и разбирайтесь с делом хоть годами (ну если дело такое объемное и сложное), благо вина не доказана, а те доказательства, которые мы видим в суде, мягко говоря, крайне сомнительны. Ну куда они (подсудимые) к черту денутся, от своих домов и семей. На сегодняшний момент из 500 свидетелей и потерпевших со стороны обвинения допрошены около 40 человек. И это за 1 год и 2 месяца нахождения дела в суде и конца-края этому не видно.

Сегодня свидетели сыпались как из рога изобилия.

Были допрошены двое акционеров ОАО «Мосвторцвет» и гл. бухгалтер предприятия. Очень живописно и красноречиво рассказывали о трёх захватах их здания. Но главная прелесть их показаний состоит в том, что они показали, что никто из подсудимых участия в так называемых захватах не принимал. Ранее они указывали на подсудимого К-ча, как на лицо, которое проводило переговоры о покупке акций ОАО и об инвестировании в их производство, при этом с их слов переговоры К-чом велись в агрессивной манере, с угрозами. В суде же они, не сговариваясь, дали показания, о том, что все переговоры велись в корректной деловой форме, без каких либо угроз.

— Причастен ли кто-то из подсудимых к хищению?
— Конкретно, не знаю, — отвечает свидетель.
— Был ли причинен ущерб предприятию?
— Конечно, — горячо реагирует свидетель, — нам же пришлось нанимать вневедомственную охрану!



Все попытки прокурора вернуть свидетелей на первоначальные показания успеха не имели.

После этого были допрошены трое так называемых номинальных директоров — генеральных директоров компаний, через которые, по мнению следствия, ИК «Россия» творило свои чОрные дела. Все присутствующие были в шоке от пассажей, которые выдавали свидетели в ходе допросов. Судя по словарному запасу и манере выражаться, некоторых из допрошенных сегодня свидетелей не стоило бы привлекать даже к работе слесаря-сантехника. А они, оказывается, «работали» генеральными директорами предприятий. Но чего только не наслушаешься в наше непростое время.

Особенно всех «позабавил» один такой «директор», который на вопрос, почему он не подтверждает свои показания, данные на следствии, ответил:

— Я говорил следователю, что не то в протоколе написано, а тот в ответ говорил мне: подписывай, а об этом скажешь в суде, а если не подпишешь, то сядешь, как подсудимый Ф-ов.



Другой свидетель заявил, что он не может ответить на вопрос судьи, что бы не соврать.

Сравнивая допросы двоих номинальных директоров, защита пришла к неутешительному выводу, о чём потребовала сделать отметку в протоколе судебных заседаний. У двоих свидетелей показания повторяются слово в слово с одними и теми же грамматическими ошибками, притом, что свидетели допрашивались в разное время.

Существует такое мнение, что на следствии можно говорить всё, что угодно, а потом легко и без вредных последствий для себя и окружающих отказаться от этих показаний в суде. Заблуждение. Часто суд обосновывает свои приговоры именно показаниями, данными свидетелем на предварительном следствии, начисто отметая всё то, что человек говорит в суде. В связи с этим непонятно почему тогда следствие называется предварительным. Гораздо проще тогда было вернуться к практике 37 года. Короткое следствие и приговор закрытым совещанием, и незачем тратить деньги налогоплательщиков на содержание судов. Но c`est la vie, наше правосудие, очевидно, имеет генетическую память о репрессиях и определённые рудименты остаются и по истечении 70 лет.

Сухой остаток — допросили 6 свидетелей.



22 августа 2008 года

Всё было, как всегда в последнее время. Не работал кондиционер, мучила жара. ОМОН охранял покой самого себя. Начали на час позже. Допросили трёх свидетелей.

Первые два свидетеля — супруги, работники ООО «Спринт С.», не являющиеся участниками предприятия. Один из них ничего толком не видел и не слышал, его же жена путалась в показаниях, так и не смогла толком объяснить, как её выталкивали из помещения магазина. Узнала только подсудимого К-ча, но была не в состоянии объяснить, что последний делал на месте, так называемого «безобразия», ну т. е. того, что прокуратура называет «захватом».

В дальнейшем был допрошен один из номинальных директоров, который так опознал подсудимого Ш-ва, как лицо, которое присутствовало в нотариальной конторе. Более подробно он ничего рассказать не смог. Для одного из адвокатов было непонятно, о чём он и заявил в заседании — почему данный свидетель является свидетелем, а подсудимые Ф-ов и Дж-и являются подсудимыми — все делали одно и то же... воистину не понять нам милицейскую логику.

Сухой остаток — допросили 3х человек.



19 августа 2008 года

Немного огорчило начало процесса, когда председательствующая, заявила, что ничего «не читала и не будет читать в Интернете», но если эти «безобразия» (публикации о процессе) не прекратятся, то она «закроет процесс, поскольку расценит это как давление на суд». Если вспомнить статью 241 УПК РФ, которая называется «Гласность», то там такого основания для проведения закрытого судебного разбирательства нет. Конечно, проще закрыть и ничего никому не рассказывать, чем соблюдать закон. Но решит ли это проблему построения правового государства и вынесения правосудного приговора по данному конкретному делу.

Неужели действительно с ними?

Несмотря на цвет судейской мантии, чистота помыслов сегодня присутствовала. Впервые за долгие месяцы она извинилась за очередное опоздание начала процесса (а опоздание было нешуточное — почти три часа!). Безропотно со смирением приняла вступление в процесс нового адвоката. Во всеуслышание заявила, в ответ на явный бред который нес свидетель, что «догадки нам ни к чему». Не читала по своему усмотрению материалы дела, а лишь оглашала показания по ходатайству сторон. Не участвовала активно в допросе свидетелей обвинения, а лишь негромким голосом задавала уточняющие вопросы. Не снимала самые нелицеприятные вопросы прокурора, подсудимых и защитников. Успокаивала добрым словом разбушевавшегося свидетеля. Прокурор то же ожил и активно задавал вопросы. Одним словом было интересно и оживленно.

В голливудских фильмах про судебные страсти частенько показывают сцену, когда у судьи собираются прокурор и защитник и запросто, практически, как коллеги, беседуют о процессуальных проблемах. У нас так далеко дело ещё не зашло, но чувствовалось, что наш суд на верном пути. Чего стоила фраза, которая прозвучала из-за одной неплотно прикрытой двери судейского кабинета:

— Приведите мне несколько вменяемых свидетелей, которые хоть что то путное могут сказать про обвиняемых. Значит, идут беседы, пусть пока без участия защитников, надеемся перемены не за горами.

Уже, по всему было видно, и в нашем процессе подумали, поговорили, и следователь СК ЦФО Будило Николай Николаевич на личной автомашине привез в суд целых 5 свидетелей обвинения, так называемых «номинальных директоров» предприятий, через фирмы которых по мнению обвинения обитель зла под названием «ИК „Россия“» проводила свои чОрные операции. Однако заслушать в суде удалось лишь двух.

Очень забавно было наблюдать, как следователь Будило до начала процесса командует свидетелями — выводил их наперекур, следил что бы они не разбегались и так же загонял их в суд.

Первым выступал известный своей манерностью и нетрадиционной сексуальной ориентацией, господин Шим-о.

Такого шоу суд не видел с момента допроса свидетеля Осин-а (начальника службы безопасности завода колбасных изделий с блудливым названием). В манерной, немного пафосной форме свидетель Шим-о поведал собравшимся, как его завербовал один из обвиняемых, сказав что он будет работать на благо нашей многострадальной Родины, и тот, поверив ему изобличал потерпевших, (естественно мужчин) в мужеложстве и насилии, обращаясь с заявлениями в прокуратуру, выступая в СМИ и т. п. Зачем он это сделал и какую цель преследовали подсудимые никто так и не понял. К тому же эпизоды, о которых говорил свидетель никому в вину невменялись и с какой целью прокурор с такой тщательностью и любопытством выпытывал у свидетеля его «голубые истории» никто не понял, но прокурору это было очень интересно. Потом свидетель поведал нам о том, как он вербовал для подсудимых «номинальных директоров» из числа им любимой тусовки лиц с нетрадиционной сексуальной ориентацией и как они всей толпой подписывали в вестибюле станции метро «Кропоткинская» огромные пачки документов не вникая в суть. Даже председательствующая в процессе удивилась (представьте сами такую картину — в метро, в центре зала сидят на корточках 6 мужчин с серьгами в ушах и подписывают пачки документов), после чего получают конверты. Защита после допроса сделала для себя следующий выводы — ранее судимый свидетель как минимум 2 раза до этого лжесвидетельствовавший в суде снова говорит неправду. Так в ходе следствия он ничего не говорил о подсудимых, а в дальнейшем вдруг вспомнил, что они в этом принимали участие. По конце свидетель честно признался что испытывает личную неприязнь к одному из подсудимых (слово подлец звучала очень часто), так как по его словам его использовали «как презерватив». При этом свидетель и к подсудимым и к адвокатам и к председательствующей обращая на «ты», что так же было мягко говоря непривычно. Допрос превратился в шоу, и в течение 2 часов зал несколько раз сотрясало от хохота. Даже суровый прокурор — однофамилец дагестанского поэта, не смог не улыбнуться.

После импозантного свидетеля Шим-о выступал свидетель Самсон-в. Студент одного из ВУЗов. Он поведал как неустановленные следствием лица завербовали его и он, испытывая финансовые затруднения ездил по разным местам и подписывал документы которые не читал. При этом он изобличил подсудимого Ш-ва, показав на него как на лицо, которое он встречал у нотариуса. Однако он не смог внятно объяснить, что же делал Ш-в у нотариуса. Да и опознавал он его с трудом. Это ему удалось только после того как он приблизился к нему на расстояние меньше 1 метра (слабое зрения) да и то как то неуверенно. Прокурор в сердцах схватился последний шанс и попросил огласить показания свидетеля, которые он давал в ходе следствия. Однако свидетель от показаний в части подсудимого Ш-ва отказался, сказав, что этого следователю не говорил, а протокол подписал не читая. В который раз свидетели заявляют о явной лжи, которая записана в их показаниях. Как суд будет оценивать показания двух допрошенных свидетелей осталось загадкой.

На этом заседание было закончено.



15 августа 2008 года

Сегодня в Симоновском суде загадки сыпались как из рога изобилия. Традиционного опоздания на 40 минут никто не заметил.

В который раз поменялись прокурор и секретарь. Никто против очередной замены не возражал, но справедливости и пекинской Олимпиады ради следует заметить, что процесс, по так называемому делу ИК «Россия» напоминает иногда хоккейный поединок, в котором бравые молодцы с клюшками сменяются на площадки так часто, что начинает рябить в глазах. Почему надолго не задерживаются в процессе секретари и гособвинители, пока остается загадкой.

Следующую загадку не смогла разгадать страдающая от жары омоновская овчарка. Бомба в зале снова не нашлась.

Но оказалось, что «бомба» в этот день была готова взорваться... И об этом позже.

Вновь загадочно не явились в суд свидетели, которых, по словам председательствующей, разыскивают с судебными приставами и милицией. Только одна гражданка, видимо сгорая со стыда по поводу невыполненного гражданского долга, сообщила по телефону, что имеет на сегодняшний день ребенка пяти дней от роду и пока боится оставить его одного (стоит отметить что данная гражданка является гражданской женой одного из следователей по делу, который в ходе следствия ее браво допрашивал, гражданка заявляла ходатайства о приобщении доказательств, которые тот же бравый следователь радостно приобщал к материалам дела). Один из адвокатов на это заметил, что пока мы допросим всех свидетелей, ребенок успеет вырасти, наверное пойдет в школу и тогда свидетельницу можно будет допросить.

Судью это замечание, наверное, задело за живое, и она простодушно заявила, что из 500 заявленных обвинением свидетелей «половина не нужна». Почему только «половина», осталось загадкой.

Потом судья предложила сторонам составить список тех свидетелей, которых они «хотели бы видеть». После чего загадочно сообщила, что у суда на каждого свидетеля «три документа: повестка, поручение приставу и рапорт милиционера, и мы ещё месяц будем читать их показания».

Когда подсудимый Се-ов простодушно поинтересовался, а разве этого достаточно по УПК для оглашения показаний, председательствующая произнесла загадочную фразу:

— Не будем спорить. Споры уводят от продуктивного процесса.

Каким кодексом регулируется «продуктивный процесс» (возможно, ППК РФ), осталось загадкой.

Дальше началась рутинная работа, которую сама судья определила загадочным термином «фиксация», проще говоря, чтение материалов, сшитых следователями в 150 томов. Героически были оглашены 13 томов уголовного дела. Что для объективности ради стоит отнести к заслугам всех присутствующих вследствие жары. Бравые ОМОНовцы вели себя так же расслабленно, у них падали на пол автоматы, они вяло переругивались, играли с мобильными телефонами, явно не понимая, какого..... их сюда каждый раз тягают.

В процессе оглашения загадки просто-таки повалили толпой!

Председательствующая огласила рапорт, из которого следовало, что существует такая мера пресечения как «контроль передвижения»; когда участники процесса попросили уточнить, что это за «чудо-юдо процессуальное», судья назвала, что милиция действует по «каким-то внутренним документам» и загадочно промолчала в ответ на вопрос одного из подсудимых, который отметил:

— Надеюсь, приговор не будет по «внутренним документам»?

Затем оказалось, что эпизоду обвинения ООО «Стиль М....» не существовало никакого договора аренды. Как сказал один из обвиняемых:

— Выходит, мы украли то, чего не было... Как обвинение разгадает эту загадку, пока неизвестно.

При оглашении документов составленных участником ООО «Стиль М....», которая являлась потерпевшей все окончательно запуталась, так как через документ —  ее доля в уставном фонде менялась с 50 до 100 процентов и обратно...такая чехарда продолжалась на протяжении нескольких томов уголовного дела, что так же веселило присутствущих.

Когда по ходатайству подсудимого К-на возник вопрос о направлении запроса, судья грустно сказала:

— По почте посылать бесполезно... и тут же припахала одного из адвокатов отвезти запрос в ФРС.

При этом так и осталось загадкой, каким же образом рассылались повестки свидетелям обвинения. Неужели не по почте, а курьерами?!

Много было ещё загадок в этот жаркий день, обо всех и не расскажешь.

А потом в зале разорвалась «бомба», которую не нашла запотевшая овчарка. Всё заседание молчавшая прокурор (она была очень увлечена работой: разглядывала свои украшения, копалась в голове, гладила себя по рукам, рисовала бабочек и т. п., т. е. осуществляла прокурорский надзор и всячески поддерживала гособвинение) встала и заявила ходатайство о приобщении к материалам дела рапортов милиционеров, не сумевших разыскать свидетелей.

Одной загадкой стало меньше, но легче от этого, увы, не стало.



Более ранние заметки читайте в разделе История процесса









Полезный совет
 
 
       
    Rambler's Top100